Молодая фаворитка 73-летнего Петросяна впервые рассказала об их отношениях

Развод 73-летнего Евгения Петросяна и 65-летней Елены Степаненко стал одним из самых неожиданных и громких в 2018-м году. Говорят, причиной развода стал роман юмориста с его молодой помощницей Татьяной Брухуновой. 29-летняя девушка наконец решилась на откровенный разговор с ведущим Дмитрием Борисовым в программе «Эксклюзив».

 

«Работала я изначально, занимаясь сайтом Елены Степаненко. Я, когда переехала в Москву, жила у Елены Григорьевны, она меня приютила и заботилась. Но я не просила ее об этом, и Евгений Ваганович ее к этому не стимулировал. Она сама была студенткой и, видимо, понимала, что это было нелегко. У меня амбиций на тот момент никаких не было. И подумать о том, что я уведу Петросяна из семьи, было даже смешно. <…> Я пришла в театр к Петросяну второкурсницей, 12 лет назад, была помощницей его директора, ничем особенным я не занималась. Спустя три года директор умер, и Евгений Ваганович попросил занять меня его место. Я поначалу отказывалась, мне было это очень трудно морально, но он предложил попробовать. Когда я пришла к Евгению Петросяну, я лично брака не видела. Я видела партнёрские, уважительные отношения, но брака — нет. Хотя это не моего ума дело. И на тот момент он был глубоко одиноким человеком. Такие люди могут иметь незыблемый стержень в работе, но в быту — нет. Он был как ребенок, совершенно одинокий. Я со временем стала ему помогать, вошла в его творческую жизнь и бытовую — покушать, лекарства, врач, записать на приём.

 

Спустя некоторой время его жена начала проявлять ревность, которую выражала довольно агрессивно. Она талантливая и яркая женщина, но мы не могли с ней сработать. Хотя долгое время я пыталась найти проблему в себе — мне тяжело, когда на меня кричат. Мы ни при каких обстоятельствах не смогли бы найти точки соприкосновения. Наверное, года 4 я терпела, но потом случился эпизод, который все перечеркнул. Она якобы уличила меня в воровстве. Уехав на гастроли, позвонила и начала кричать. Потом мне сказали, что я якобы украла ее гонорар. Потом передо мной извинился продюсер, но на тот момент с Еленой Григорьевной все закончилось. Петросяну я сказала — либо я ухожу, либо работаю в театре только с ним. Он выбрал второй вариант«.

 

«Самое интересное, что первые гастроли она отправляла именно меня. Говорила, что ему тяжело и надо помочь. А у него был тяжелый тур к юбилею, и один он мог не мог справиться. Когда у нас появилась душевная близость? Лет 6-7 лет назад».

 

«Моя задача — сохранить его здоровье. Если уж я оказалась рядом, то должна его если не омолодить, то не дать возможности расслабиться. Чтобы он продолжал выходить на сцену, так как он без этого не мыслит свою жизнь».

 

«Все говорили, что я увела Петросяна из семьи. Этого не было, это не так. Если бы все было хорошо, он бы не ушёл. Студентка, работала, все было хорошо. Он, видимо, старался меня опекать. «Истории любви» не совсем применима в нашем случае. Это не вспышка как в молодости. Это душевный комфорт, назвала бы я это так. Это тот человек, который пришёл в мою жизнь и раскрыл меня. Что-то научил, показал, объяснил. И я благодарна ему за все несмотря на все тяготы».

 

«Он, безусловно, очень близкий мне человек. Я просто могу сказать одно — он занимает огромное место в моем сердце, и жизнь без него я уже не мыслю».

 

На вопрос, вместе ли они сейчас, Брухунова ответила:

 

«Ну как иначе. Человек, который принял такое решение в почтенном возрасте, не стал продолжать все, как было. У нас был страшный эпизод, года 3 назад. Евгений Ваганович очень сильно заболел. Это был грипп. А за два года до этого он перенёс операцию на сердце, и Лео Бокерия сделал ему искусственный клапан. И, как я понимала, всевозможные заболевания типа гриппа очень вредны. А Евгений Ваганович, заболев, отыграл двухчасовой концерт с температурой 39. После выступления я увидела, что у него синие губы. И сказала — или сейчас ехать в больницу, либо ехать домой. Он не хотел ехать ни туда, ни домой, поэтому я его пригласила к себе. Он приехал на такси…у него были провалившиеся глаза, сильный тремор и синие губы. Я стала настаивать на «Скорой», но не могла насильно отправить его ко врачу, он сопротивлялся. И почти неделю он у меня лежал, я подбирала ему лекарства — если бы дала что-то не то, могли бы быть ужасные последствия. Тогда он сказал — мол, давай я напишу бумагу, что если я тут умру, чтобы тебя не загнобили, что это его ответственность. Я конечно же ему запретила и сказала, что у меня он не умрет. В итоге терапевт мне сказал, что я все сделала правильно и правильно его лечила».

 

На слухи о беременности женщина заверила, что она не в положении, но призналась, что будет рада стать матерью. Она так же отметила, что и «на данный момент предложения руки и сердца от Евгения Петросяна и не поступало».