Свекровь: «Я беременна. Не знаю от кого»

Это было обычное воскресенье. Мама мужа, Людмила Федоровна, как всегда, пришла к нам повидаться с внуками. Только вот вид у нее был какой-то нездоровый. В тот день, обычно веселая и разговорчивая свекровка, совсем не улыбалась и не рассказывала последние сплетни, услышанные от ее любимой соседки Гали.

 

— Может, чаю с зефиром? – предложила я матери Виктора.

 

— Не откажусь, — не поднимая глаз ответила она.

 

 

Это было обычное воскресенье. Мама мужа, Людмила Федоровна, как всегда, пришла к нам повидаться с внуками. Только вот вид у нее был какой-то нездоровый. В тот день, обычно веселая и разговорчивая свекровка, совсем не улыбалась и не рассказывала последние сплетни, услышанные от ее любимой соседки Гали.

 

— Может, чаю с зефиром? – предложила я матери Виктора.

 

— Не откажусь, — не поднимая глаз ответила она.

 

— Отравилась, наверное? У тебя температуры нет? Давай померим! – заботился о ней сын.

 

— Нет-нет, спасибо, сынок. Я не больна.

 

— А что вид такой уставший? – не унимался Витя.

 

— Я… — замешкалась мать.

 

— Что?

 

— Я беременна. Не знаю от кого, — выпалила свекровь.

 

От услышанного у меня из рук выпала кружка. Но никто даже не обратил внимание на звон разбитого стекла.

 

Вот это новости. А что, такое бывает? Людмиле Федоровне было уже 56 лет. Она жила тихой, спокойной жизнью. Работа, дом, а по воскресеньям – прогулки с любимыми внуками. Но, видимо, мы не до конца знали, чем живет одинокая женщина.

 

Все молчали, а свекровь тихонько всхлипывала.

 

— Подожди, мама! А ты уверенна? Может это какая-то ошибка? – нарушил молчание муж.

 

— Нет, — махнула головой Людмила Федоровна и протянула нам протокол УЗИ.

 

В заключении было написано: «Беременность 11 недель».

 

— А кто может быть отцом ребенка? – спросил ее сын.

 

— Либо Павел Витальевич, либо Игорь Сведрицкий, либо Антон Кирьянов, — протараторила мать.

 

На этот раз кружка выпала из рук мужа. Было чему удивляться.

 

Ну, ладно, Павел Витальевич: сосед Людмилы Федоровны, мужчина в годах, тоже одинокий. Это мы могли понять. Но Игорь и Антон! Молодые парни работали на том же складе, где и мама мужа. Игорь был наших годов – лет 25 ему. А Антон, вообще недавно с армии вернулся. Ему едва 20 исполнилось.

 

— Так, ладно. Что врачи говорят? – Витя продолжал расспрашивать свою маму.

 

— Говорят, что организм у меня здоровый, ребенка выносить смогу. Только нужно особое наблюдение. С малышом по УЗИ все в порядке, развивается хорошо.

 

— Что думаешь?

 

— Буду рожать, — уверенно ответила свекровь.

 

— А как родится, сделаю тест ДНК. Алименты мне, конечно, не нужны. Так, для себя. Хоть знать, какое отчество дать сыну или дочке.

 

С этого момента в нашей семье началась новая жизнь. Мы все с заботой и пониманием относились к свекрови в ее интересном положении. Мы даже нашли хорошего платного врача для нее, который согласился вести беременность.

 

Вскоре у Людмилы Федоровны округлился живот. Было странно на нее смотреть, но мы старались не показывать своего нескончаемого удивления и, конечно, простого человеческого любопытства.

 

Свекровь пыталась скрыть свой живот в широких одеждах: все боялась, что ее три подозреваемых отца увидят ее положение.

 

— Даже не знаю, как сообщить начальству, что в декрет ухожу, — сетовала она, поедая еще зеленую клубнику, — уволиться что ли… Но тогда и пособие не буду получать… А жить на что-то надо.

 

О беременности Людмилы Федоровны узнали ровно в тот день, когда она принесла на работу больничный. Весть о том, что 56-ти летняя работница склада ждет ребенка, взбудоражила всю компанию. Особенно волновались Игорь Сведрицкий и Антон Кирьянов.

 

В тот день, когда свекровь уходила в декрет, в нашей с мужем квартире появился неожиданный гость. На пороге стоял Игорь. Тот самый, один из предполагаемых отцов ребенка. Он не знал о похождениях Людмилы Федоровны и был уверен, что женщина беременна от него.

 

— Я готов платить алименты, содержать Вашу маму, но жениться я не буду. Ребенка она может записать на меня, но я не буду иметь никакого отношения к его воспитанию, — заявил 25-летний парень.

 

— Хорошо, — спокойно ответила я.

 

— А почему Вы сами это не скажете Людмиле Федоровне?

 

Игорь опустил глаза. Стало ясно: ему было стыдно и боязно идти к матери его ребенка.

 

— Дело Ваше. В любом случае, Вас никто не принуждает к общению с сыном или дочерью, — добавила я, не дождавшись ответа на свой вопрос.

 

На этом мы мило распрощались, и я закрыла дверь за пареньком. Как вдруг, в дверь снова позвонили. Это был Антон Кирьянов. И он был не один, а со своей мамой.

 

 

 

— Я готова Вам заплатить столько, сколько Вы пожелаете, но, пожалуйста, никому и никогда не говорите, что Ваша мать ждет ребенка от моего сына! У него девушка есть, у них свадьба скоро! – просила мама Антона.

 

Ну и денек сегодня. А что, сам молодой папашка язык проглотил? Стоит себе тихонечко возле мамкиной юбки, глазки в пол, как первоклассник. Ну и мужик нынче пошел. Еще и свадьба у него на носу. Куда катится этот мир.

 

— Нам денег не нужно, — произнесла я.

 

— Прощайте. Мы Вас не знаем, Вы нас тоже.

 

Я захлопнула дверь перед их носом. Меня разбирала злость. Нет, ну понятно, Людмила Федоровна натворила дел, но с мужиками-то нынче что случилось? Никто не хочет брать ответственность за свои поступки. Только ныть умеют.

 

Спустя пару часов пришел и Павел Витальевич. В его руках были торт и цветы.

 

— Это Вам, — протянул он букет, — меня зовут Павел, а вы, вероятно, невестка Людмилы Федоровны.

 

— Да, все верно.

 

— Пустите?

 

— Конечно, проходите, сейчас чай поставлю, — заторопилась я.

 

— Сегодня я узнал, что Людочка… Простите, Людмила беременна, — начал он издалека.

 

— И что Вы думаете по этому поводу? – спросила я командирским голосом.

 

Мужчина улыбнулся и произнес:

 

— Я счастлив! Дети – это дар. И пусть Вас не смущает наш возраст. Я уверен, мы станем отличными родителями для этого малыша.

 

Я оторопела. Неужели, в этом мире еще остались настоящие мужчины. Но, ведь, ребенок, может быть и не от него… Ладно, пускай сами разбираются.

 

— Мы очень рады, — подбирала я слова для ответа.

 

— Ну, а к нам зачем Вы пришли?

 

 

 

— Пригласить Вас на нашу свадьбу. Вот приглашение! Мы собирались прийти вместе с Людой, но она приболела и в последний момент осталась дома.

 

Вот это да! Так он уже и предложение ей сделал, и даже в ЗАГС сводил! Моей свекровке явно повезло с мужчиной.

 

Спустя месяц состоялась торжественная регистрация наших молодоженов. А еще через месяц Людмила Федоровна родила прекрасную девочку, Василису Павловну. И знаете, она была удивительно похожа на Павла Витальевича. Тест ДНК подтвердил: это была действительно его родная дочь.

 

Сейчас девочке уже 5 лет, она ходит в садик и занимается спортом. Недавно Василиса взяла первое место на соревнованиях по художественной гимнастике. Тренеры говорят, что у нее большое будущее.