Цените женщин, что вас дома ждут…

Стихотворение, об истинных семейных ценностях…

 

А он смотрел на женщину свою.

 

Небрежно собран хвостик на макушке.

 

«Нет той, что полюбил. Зачем терплю?

 

От прежней страсти не летят подушки.

 

Стоит здесь каждый вечер у плиты.

 

Сейчас мне улыбнётся: „Скоро ужин.“

 

Наш брак… как на окне её цветы.

 

Он есть… вот только мне давно не нужен.»

 

Она прошла, задев его рукой.

 

Он вспомнил о брюнетке: «Вот в ком сила.

 

Я б в омут с головой ушёл с такой!

 

Все мысли лишь о ней. так зацепила.»

 

Он подошёл к окну и вслух сказал:

 

«Приелся быт. Вид из окна убогий.

 

Прости. Любить тебя я перестал.

 

Расходятся у нас пути-дороги.»

 

Она молчала, руки сжав в кулак.

 

А он продолжил: «Я детей не брошу.

 

Я буду помогать. Но жить вот так?

 

Не хочется тащить такую ношу.»

 

И он ушёл. И жизнь свела с брюнеткой.

 

И снова в страсти комкались подушки.

 

А в остальном. она всегда со Светкой.

 

Салоны, шмотки, инстаграм, подружки.

 

И денег стало просто не хватать.

 

Не ждал на кухне тёплый, вкусный ужин.

 

И запах её стал надоедать.

 

Ей только кошелёк его и нужен.

 

Он хлопнул крышкой по пустой кастрюле.

 

«Ты мужа собираешься кормить?»

 

«А мы в кафе с подругой заглянули.

 

Найди там сам. чего перекусить.»

 

Он чертыхнулся: «Ты мне для чего?

 

Кроме себя ничем не занималась!

 

Красивый фантик. Только и всего.»

 

«Я горничной к тебе не нанималась.

 

Готовить? Убирать? Рожать детей?

 

И где же время, чтобы быть красивой?

 

Ты ничего мне предъявлять не смей!»

 

— отрезала, махнув роскошной «гривой».

 

Однажды.шёл домой, а ноги. ноги

 

вдруг понесли к забытому порогу.

 

К тому, где из окошка вид убогий.

 

Запах еды. Соскучился, о боги!

 

Застыл в дверях. Она. и рядом дети.

 

Тепло, уютно. Кормит дочь и сына.

 

И ничего дороже нет на свете.

 

«Дурак. А я же был её мужчина.»

 

Она смеялась, спрашивая сына:

 

«как день прошёл?», у дочки «как дела?»

 

«Вот в ком всегда огонь, желанье, сила.

 

И счастье сохранить в семье смогла.»

 

Смотрел на её хвостик на макушке.

 

Такая настоящая… родная.

 

И захотелось с ней одной в подушки.

 

Любить и целовать всю боль снимая.

 

Стоял. Смотрел. Молчал. И было стыдно.

 

И всю сжимало грудь невыносимо.

 

«А я здесь счастлив был — вот что обидно.

 

С единственной, что любит и любима.»

 

Цените женщин, что вас дома ждут.

 

Для них нет ничего семьи дороже.

 

Они всегда поддержат и поймут.

 

Надёжные и верные до дрожи.