Державшую сына на цепи семейную пару под Воронежем отправили в колонию

 

Уголовные дела на семейную пару завели в июле 2019 года, после того как семилетний Костя сбежал из сарая в городе Лиски, в котором мать и отчим держали его. Он побежал к людям, у которых его мать когда-то работала, помогая по хозяйству. Мальчик дождался знакомых взрослых и сказал, что пришел к ним пожить и поесть. Затем ребенок сообщил о происходящем в его доме: его привязывали за руку к кровати с помощью скотча или шнурков для обуви, избивали ремнем и электрическим проводом. Из «педагогических соображений» отчим прижигал ему руки зажигалкой, обливал горячей водой, колол пальцы ножницами. Мать регулярно отвешивала затрещины, а однажды протолкнула ему в рот соломинку для напитков. Мальчика запирали в сарае, где его держали на цепи с замком. Это продолжалось с осени 2017 по июль 2019 года.

«Весь какой-то худой, лысый, страшный. На руках были следы от веревок. Мне казалось, если я отвезу его назад, отдам, то я совершу такое же преступление», — сказала женщина, у которой попросил укрытия мальчик.

Костю поместили в больницу, чтобы обследовать и подлечить. Когда ребёнок там лежал, сотрудники СКР привезли его мать для проведения следственных действий. Увидев её, мальчик сильно испугался, рассказали очевидцы. «Не отдавайте пожалуйста маме, я не хочу к маме», – разрыдался мальчик. Кстати, в больницу после побега поместили не только Костю, но и его сестру — на обследование. Ирина навещала её каждый день — кормила грудью. Состоянием первого ребёнка она не особо интересовалась.

Следователи выяснили, что семья приехала в Лиски из Пензенской области 2 года назад. Сначала снимали квартиру, потом купили старенький домик, подрабатывали и производили впечатление благополучной адекватной супружеской пары. Правда, при прописке Ирине пришлось встать на учёт в уголовно-исполнительную инспекцию. У неё оставалась непогашенная условная судимость за причинение тяжких телесных повреждений.

Никакого внимания соседей семья не привлекала. Вскоре Ирина забеременела и встала на учёт к гинекологу. Женщина вела себя как обычная мать. Она заботилась о будущем ребёнке, но когда её спросили, а где же первенец, она соврала — с родными в Пензенской области остался. После родов, как и положено, семья была под наблюдением. Органы опеки оценивали, в каких условиях живёт новорождённая. К родителям не придраться — у малышки всё было — еда, игрушки, материнские любовь и забота… Как сейчас вспоминают педиатры, никаких следов присутствия старшего сына родители не выдавали. Ни машинки, ни сандалика дома замечено не было. За два года Ира ни разу не привела сына к врачу, не познакомила его с другими детьми. Ребёнка даже не прописали в Лисках.

Позже в беседе с психологом 24-летняя Ирина призналась: «Я не чувствую к нему ничего». Костя появился на свет, когда его маме было 17 лет. В свидетельстве о рождении у него в графе «отец» прочерк. Хотя ребёнок родился в браке. Кто биологический папа мальчика и почему он никак не участвовал в его судьбе, неизвестно.

А 2 декабря суд вынес приговор семейной паре. Мужчине назначено наказание в виде 2,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, женщина осуждена к 1,5 года лишения свободы в аналогичном исправительном учреждении. На заседании Ирина выступила с последним словом:

– Мне очень стыдно перед сыном за свое поведение, за то, что не смогла дать ему то, что он хотел, – любовь и заботу. Стыдно, что я так воспринимала его шалости.

29-летний отчим ребенка, Александр попросил суд не лишать его свободы и дать шанс «искупить огромное чувство вины».

– Родной отец от него отказался. Я должен был заполнить эту нишу, а вместо этого стал надзирателем, – заявил отчим.

Адвокаты ходатайствовали об условном сроке. Свою позицию защита аргументировала тем, что семейная пара посещает психолога, который вынес заключение о готовности родителей вновь принять сына в семью. Однако сотрудники органов опеки, представляющие на процессе интересы мальчика, сказали, что ребенок категорически не хочет возвращаться домой. Прокуратура просила реального наказания для супругов: для мужчины 4,5 года колонии общего режима, а для женщины – 4 года и 3 месяца.

На суде пара заявила, что у них было трудное детство, поэтому они обращались с сыном так же, как их родители с ними