Как жить, если ты… страшная. Невысокая, коренастая, с короткой шеей и короткими ногами.

Все говорили, что Люда — страшная.

 

Я сейчас понимаю, что люди очень рады были это говорить, причем не только между собой, но и ей в глаза. Причин было много. Ну, во-первых, человек, который может сказать другому, что тот, другой, некрасив, сам себе начинает казаться более привлекательным.

 

Во-вторых, очень приятно сделать больно ближнему своему, тем более даже перед совестью своей можно оправдаться — сказал исключительно правду!

 

Потому что Люда на самом деле была… некрасивой. Невысокая, коренастая, с короткой шеей и короткими ногами. Лба и бровей природа отвесила ей слишком много, а глаз — мало. С зубами, опять же, случилась беда.

 

— Когда я родилась, моя бабушка сказала что я с отклонениями, — рассказывала Люда. — Типа, сразу видно, здоровый ребенок не может быть таким страшным.

 

Бабушку эту Люда никогда в жизни не видела, донести мнение постарался отец…как раз перед разводом с матерью. Что ему сделала тогда двенадцатилетняя девочка — кто его знает? Но контрольный выстрел мужик произвести не постеснялся.

 

Словно в награду за то, что не поработала над внешностью, природа отвесила Люде ума. Она читала запоем (на почве чего с нею и сошлись), мгновенно усваивала весь школьный материал (особенно легко ей давались точные науки), да и вообще…радовала маму. И даже учителей.

 

Хотя наша географичка никогда не упускала случая напомнить ученице — несмотря на все успехи, она страшная и все тут.

 

— Ну да, что тебе еще делать, учи да учи, — могла хмыкнуть злыдня, выводя в журнале заслуженную пятерку. — Жизнь все равно не устроишь!

 

Класс услужливо хихикал, жертва сжимала зубы, хотя все еще было впереди. На втором курсе «политеха» она решила устроиться летом подработать, и в компьютерном салоне то ли менеджер, то ли владелец, цинично процедил сквозь зубы:

 

— Не возьму. Страшная.

 

Возможно, у него случился ПМС. А возможно, жена бросила. Или он мучился похмельем. Какая разница? Он получил свою толику удовольствия, на доли секунды почувствовал себя не таким обделенным жизнью, счастьем, человечностью.

 

А Люда потом ревела и спрашивала:

 

— Как жить, если ты на самом деле, такая страшная?

 

Мы разводили руками. Пытались ей говорить, что она очень даже симпатичная, но… без толку, ведь ответ знали и мы и она.

 

Не жить, а выживать, потому что сегодня был этот менеджер или владелец, завтра — недовольная туром сокурсница, послезавтра — пьяненький дядя в маршрутке. Каждый, несчастный по своему и норовящий сделать несчастным что ближнего, что дальнего своего.

 

Год прошел после того, как она получила диплом. На работу утраиваться ходила как на войну, и каждый раз, получая отказ думала — это все потому, что она страшная. А потом случилось странное чудо.

 

Лочан, индус, учившийся в местной мед академии, сагитировал Люду ехать…в Голландию. Он не хотел возвращаться домой, в силу своей нелюбви к женщинам мог стать изгоем в семье. Люда просто хотела жить. Без издевок.

 

Через несколько месяце поле переезда у появилась страница в «Фейсбуке». Через год страница обросла фотографиями счастливо улыбающейся девушки, которую на родине называли страшной. В какой-то момент одинокие фотографии сменились снимками с симпатичным темноволосым парнем, выходцем из Италии.

 

— Я начала жить, а не выживать, — похвасталась в месенджере она.

 

А я вспомнила, как эта улыбчивая женщина плакала в юности и спрашивала:

 

— Как жить, если ты на самом деле, такая страшная?

 

Секрет оказался прост: надо жить среди людей, которые счастливы и не хотят тебя унизить, чтобы почувствовать себя лучше. Жаль только, что у нас пока таких мало…