Моя жена может иметь детей, а я — нет

 

Вспоминая наши отношения до свадьбы, мне приходит на ум много эмоциональных моментов: вечер, когда мы познакомились, ночь, когда впервые переспали, ее открытка мне, наши первые выходные вместе, концерт любимой группы, мой день рождения, ее день рождения, отпуск в Европе, где я почти сделал предложение, но не сделал, и наконец вечер, когда мы обручились, а потом и свадьба.

 

А потом всё началось.

После того, как мы поженились, друзья и родственники начали спрашивать: «Когда планируете завести ребенка?»

Честно говоря, я так сильно сосредоточился на свадьбе, что даже не думал о том, что дальше. У нас был стандартный ответ: мы подождем пару лет.

Как молодожены мы создавали свой домашний быт, открывали совместные счета в банке, проводили интересные выходные и отпуски, посещали свадьбы друзей и бэби-шауэры. Мы все еще не были готовы к ребенку, даже боялись оказаться в самолете на сидении рядом с малышом.

Но потом, однажды ночью, почти 8 месяцев спустя после нашей свадьбы мы решили перестать предохраняться.

Это было страшно. И возбуждающе.

Прошло 9 месяцев и…ничего. Каждый раз у жены начинались месячные и она плакала.

Она пошла к гинекологу, который провел все обследования и анализы и не выявил никаких проблем. Потом он предложил встретиться нам втроем. Так мне предложили тоже сдать анализы.

«Чтобы зачать ребенка, нужно два человека«, — сказал врач. И вручил мне пластиковый стаканчик для образца спермы. «У нас там есть комната», — сказала медсестра. «Прямо сейчас? Здесь?» — спросил я. «Нет, конечно. Вы можете взять это домой и принести нам в течение часа».

Я выбрал пойти домой. Наверное, каждый помнит свой первый раз. Я помню.

Я включил музыку под настроение, приглушил свет и пустил в дело фантазию. Большая часть попала мимо стаканчика. Представляю, если бы я был в больнице и спрашивал медсестру, сколько достаточно или нужно еще.

Спустя неделю мы с женой пришли за результатами.

«Вы никогда не сможете иметь детей, — начал врач весьма бестактно, глядя на результаты моих анализов. — Не с такой спермой».

Казалось, что из комнаты высосали весь воздух. Я вышел и пошел в туалет, умыть лицо. У меня кружилась голова. Я присел на унитаз и обхватил голову руками. Мне сказали, что я упал в обморок, но я не помню.

Я почему-то сразу подумал о моей семье. Мои дедушка, бабушка, тети и дяди были убиты во время Холокоста, а отец выжил, чтобы теперь мне сказали, что моя сперма безнадежна?

Вернувшись к врачу, он сказал, что проблема может быть в удалении грыжи, которую мне делали в детстве. Моим сперматозоидам не хватало подвижности.

Жена ничего не понимала. Она хотела лишь услышать, что нам нужно делать теперь. «Какие у меня варианты?» — спросил я у врача. Он предложил донора спермы. Мы решили найти другого врача.

Мужское бесплодие — тема постыдная, неловкая. Мне неловко даже упоминать об этом.

Но по статистике примерно в 40% случаев бездетности пар виноваты именно мужчины. У половины из них это неизлечимо.

Мы находимся в процессе лечения. И прогнозы уже оптимистичнее. Главное — признать проблему, какой бы «немужественной» она ни казалась. А не так, как моя мама, которая отказалась верить, что ее идеальный сынок не такой идеальный, и посоветовала просто найти другую жену. К черту. Я буду пробовать со своей. Она больше верит в меня и в нас. И я теперь тоже.

Моя жена может иметь детей, а я — нет