Живет одна с ребенком и едва сводит концы, а богатый кавалер этого не замечает

Алина разведена, воспитывает сына пяти лет, работает. Живет так же, как тысячи других одиноких мам: сводит концы. Бывший алименты то заплатит, то нет. Работа у Алины не самая денежная, зато там всегда идут навстречу: можно опоздать, убежать, взять больничный, отпроситься на детский утренник. Да и к дому близко, это тоже держит. Идеальная работа, словом, для женщины с ребенком, поэтому с небольшой зарплатой приходится мириться.

Живет одна с ребенком и едва сводит концы, а богатый кавалер этого не замечаетВ принципе, иногда с сыном Алине может помочь мама, но злоупотреблять чревато: потом эта помощь при первой же ссоре будет припомнена. Поэтому молодая женщина изо всех сил старается обходиться своими силами.

Вот уже четыре месяца Алина встречается с Николаем. Отношения уже достаточно близкие. Причем, со стороны Николая вроде бы все серьезно. Он постоянно говорит о будущем и совместных планах, Алина смеется и кокетничает, однако старается серьезно не привязываться. Да вообще пока ни о чем не думает – как будет, так будет. Ни с сыном, ни тем более с мамой Николая она пока не знакомила, хотя мама подозревает, что у Алины кто–то появился: дочь стала подбрасывать внука на выходные.

Николай не олигарх, конечно, но по сравнению с Алиной живет просто–таки шикарно: зарплата у него раз в пять больше.

И вроде бы так–то он не жадный: без всяких разговоров отметает попытки своей спутницы расплатиться за себя в кафе, на день рождения подарил золото, очень дорогой по меркам Алины комплект, к столу всегда приносит шампанское, клубнику, конфеты. Для него это все копейки, но для Алины клубника в январе – это ого–го какая гусарская выходка.

При всем при этом Николаю как–то и в голову не приходит, судя по всему, помочь Алине материально. Просто взять и подарить ей хотя бы небольшую сумму денег, в которых она нуждается практически всегда.

Получается по пословице: дружба дружбой, а табачок – врозь.

До смешного: в декабре, например, у Алины много болел ребенок, потом свалилась она сама, много потратила на лекарства, плюс заработала меньше, в общем, за десять дней до зарплаты осталась на мели.

– Коль, слушай, у меня тут такое дело, – смущенно начала Алина. – Денег нет совсем! В кошельке рублей тридцать мелочью. Не одолжишь до праздников немного?

– Одолжу! – сразу же согласился Николай. – А сколько тебе надо?

– Коль, ну сколько можешь! – вздохнула Алина. – Любую сумму, которую не тяжело. Меня сейчас и пятьсот рублей выручат!

Что вы думаете – милый друг залез в портмоне, порылся там в купюрах и выдал… пятисотку. Сколько спрашивали. На неделю и даже больше – женщине с ребенком. При том, что не просто там какой–то тетке с улицы – а женщине, с которой спит и на которую виды имеет.

И с одной стороны – вроде как и не должен. Он ей не муж, ребенку не отец, содержать ее не подписывался.

А с другой получается как–то криво. Нормально это разве, когда мужчина ест салат из авокадо с креветками, а его любимая женщина со своим ребенком – макароны с растительным маслом?

…Перед праздниками Алина принесла «долг» с благодарностью – мол, спасибо, выручил. Он кивнул головой, взял, вложил в портмоне.

Не отказался, в общем. А мог хотя бы для виду руками замахать – мол, да ты что, какие счеты, перестань, забери, купи себе шоколадку…

Алина вовсе не претендует на его деньги, ей не нужны бриллианты и автомобили, но бывают ситуации, когда она была бы благодарна за покупку самых простых продуктов в дом. Без всяких изысков – молоко, масло, сахар, яйца. Тот же ювелирный комплект бы не покупал – Алине он даром не нужен, носить такие вещи некуда. Картошки бы притащил лучше… Но Николай этого словно не видит и не понимает.

А может, и правда не видит? И надо просить – Коля, мол, я на мели, мне с ребенком жрать нечего, денег дай хоть немного, не будь жадиной.

Но это тоже как–то непорядочно, что ли. Несовременно и неприлично женщине просить у мужчины денег.

Что скажете? Кто виноват, кто прав, есть ли будущее, стоит ли его строить или наоборот – расставаться, пока не поздно, ибо уже сейчас явно что–то не то?..